На Главную Почитать Книги Орден Золотой Зари Тематические ссылки
"Современная психическая защита" "Тайное без вымыслов" "Эзотерическая философия любви и брака" "Мистическая Каббала" Другие работы Дион Форчун Дополнительные материалы

Содержание раздела:

Глава 10. Сексуальное просвещение
Глава 11. Психология скромности
Глава 12. Проблема мастурбации
Глава 13. Извращенные формы сексуальной активности
Глава 14. Мудрость в любви

<< Предыдущий раздел 


 

Глава 10
СЕКСУАЛЬНОЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ

 

Еще одним проблемным моментом в современной психологии является вопрос оптимального подхода к сексуальному просвещению ребенка.

Несомненно, что старомодный метод умолчания себя не оправдал: дети вырастали в искусственном мирке, и проблема адаптации юного существа к реалиям окружающего мира оказывалась особенно тяжелой. «Секс» не преподносился как нечто, включающее в себя понимание половой жизни и потребностей другого человека. Приходилось методом проб и ошибок как-то решать эту проблему в течении первых лет супружеской жизни, часто — с катастрофическими последствиями.

С другой стороны, у излишней откровенности есть не меньшие недостатки. Возможно, что незнание и страх послужат плохим фундаментом для создания нравственных устоев, тем не менее в случае их отсутствия необходимо заполнить пустующее место, дабы предупредить неправильное отношение к сексу.

Чем невежественнее мы в вопросах физиологии секса, тем труднее нам разобраться с этим. И то, что секс представляет собой неразгаданную шараду, сильно усложняет жизнь тем, кого растили в совершенном неведении.

Человеку полезно обладать определенными знаниями в различных аспектах бытия — даже если он не собирается вступать в брак. В противном случае он будет жить в придуманном мире, в «рае для дураков», не имеющем никакой связи с реально происходящими событиями.

Необходимо изучать репродуктивные процессы так же бесстрастно, как мы изучаем процессы пищеварения. Истинная ценность просвещения будет утеряна, если давать его в форме туманных намеков — один кусочек знания для мальчиков, один кусочек знания для девочек — так, что основной объем информации оставался бы скрытым под завесой жгучей тайны.

Рассмотрение физиологии сексуальных отношений следует производить в научном, а не в сентиментальном аспекте. Процесс размножения должен изучаться без личностной привязки и каких бы то ни было оправданий. Фактически, из обучения нужно исключить любые эмоции и оценки, а идеалистическая и этическая сторона вопроса должны быть рассмотрена отдельно.

Знания о сексе — это не то, чего следует бояться, но обращаться с ними надо крайне осторожно. Они должны преподаваться с учетом максимальной адаптации к потребностям воспринимающего эти знания.

Ни в коем случае нельзя сознательно вводить ребенка в заблуждение, в то же время не следует и поощрять отношение к сексу как к обыкновенному явлению — оба подхода могут привести к очень неприятным ситуациям.

С первых лет жизни ребенка необходимо приучать к восприятию Зарождения Жизни как сакральной мистерии. Совсем маленьким детям невозможно адекватно объяснить физиологию процессов продолжения рода и, по моему мнению, лучше всего отвечать на возникающие вопросы ребенка (чаще всего праздные, задаваемые без фиксации внимания на их сущности), что он уже соприкасался с Великим Таинством Зарождения Жизни, и в должное время узнает об этом все, а пока пусть это останется для него священной тайной.

Но в случае, когда ребенок проявляет вполне определенное любопытство в вопросах секса, отличающееся от естественного интереса к необъяснимому поведению домашних животных — скажите ему, что если он действительно желает узнать священную тайну, он будет посвящен в нее — и передача знаний о сексе станет торжественным обрядом инициации.

Это придаст услышанному оттенок святости и возвышенности, причем никакой последующий опыт никогда не сможет полностью ликвидировать эту ауру. Это эффективно убережет ребенка от опасностей незнания, не принижая ценности самой священной из тайн бытия.






Как мне кажется, нарочитая обыденность, часто сопровождающая получение информации в этой новой области, в сочетании с примерами из палисадника или скотного двора, унижает и упрощает само понятие, заставляя любовь между женщиной и мужчиной казаться очень простой, обыденной связью, каковой любовь ни в коем случае не является.

Хотя наш способ воспроизведения себе подобных во многом совпадают с тем, как это происходит у остальных высших позвоночных, акцентировать следует не это, а присущие исключительно человеку особенности, которые выводят его за пределы животного царства.

Чистота в восприятии секса не может быть достаточно защищена ни покровом неведения, ни боязнью болезни или позора. Наилучшей защитой послужит изначально присущая предмету мистериальность и святость. Так что, если после первых вопросов в сознании ребенка укоренится именно такое отношение, его ум невозможно будет смутить.

Насколько я могу судить по собственному опыту, маленький, еще только входящий в подростковый возраст ребенок почти не имеет склонности увязывать идею продолжения рода со своими собственными возможностями. Это часть «жизни взрослых», а потому слишком отдалено, чтобы иметь отношение к самому ребенку. Он не соотносит ощущения в своем теле с тем загадочным действом, посредством которого отец и мать дали ему жизнь. Поэтому, впервые почувствовав скрытые в себе силы, ребенок пугается.

Самый надежный способ удержать детей от нежелательных действий — это объяснить, что те самые части тела, с которыми они сейчас играют, в будущем позволят им стать отцами и матерями и что дети могут испортить эти органы, если не будут относится к ним бережно и уважительно.

Один из наиболее результативных способов поразить воображение детей постарше, в начале переходного возраста, когда они способны назвать вздором любые этические и религиозные соображения — заставить их почувствовать гордость за свой народ, т. е., обратиться к идеалу, к которому в этом возрасте они наиболее восприимчивы.

Объясните, что они законные наследники великого прошлого и должны передать чистое пламя жизни своим преемникам. Заставьте их ощутить величие внутренних сил — и они благодарно откликнутся на этот призыв.

Скажите им, что они должны относится к своему телу с уважением, с тем чтобы дать рождение красивой, мужественной расе — и они станут сражаться со своими дурными привычками гораздо усерднее, чем когда вынуждены делать это под давлением угроз и строгого надзора.

Я всегда считала, что даже маленькие дети способны совершенно серьезно воспринять слова о сексе. В сердцах старших же находит чуткий отклик идея расовой ответственности — в то время как религиозные или моральные воззвания могут оставить их равнодушными, или вызвать активное неприятие. Невозможно увязать религию и повседневную жизнь и деятельность человека извне. До тех пор, пока не возникнет потребность в духовной жизни, любые призывы к ней бессмысленны.

 

Глава 11
ПСИХОЛОГИЯ СКРОМНОСТИ

 

Значение скромности часто недооценивается, и лично мне не известно ни одного удовлетворительного психологического объяснения этого феномена.

В своем докладе, сделанном на заседании Британского общества изучения психологии сексуальных отношений, профессор Вестермарк высказал предположение, что инстинкт скромности возник в человеке вследствие того, что вовлеченные в половой акт особи были беззащитны, и, следовательно, пришли к выводу о целесообразности прятаться в такие мгновения от возможных врагов.

На мой взгляд, это объяснение совершенно никуда не годится. Оно столь же далеко от настоящей жизни, как и лабораторные психологические опыты. Как мне кажется, следует различать два типа скромности: мгновенное смущение и скрытность, развившаяся из-за страха перед возможностью осуждения за нескромность.

Младенец — абсолютно лишенное чувства стыда создание, но взрослый всегда изрядно стыдлив. Ребенок, в котором еще не развилась сексуальность, просто не обращает на многие вещи внимания, а лишь прислушивается ко мнению взрослых относительно пристойности. Он не столь скромен, сколь вежлив. Личность же, сексуальные силы которой развиты, будет тяготеть либо к стыдливости, либо к демонстративности, и чем мощнее ее природа, тем сильнее личность будет склоняться к одному из этих направлений.

Как мне представляется, этот вопрос по сути сводится к проблеме аппетита, т. е. находится ли индивидуум в состоянии голода или сытости. Голодный человек находит аромат пищи восхитительным, однако после еды тот же запах может вызвать отвращение, то же происходит и с сексуальными желаниями.

В то же время нам необходимо помнить, что в случае с сексом очень важную роль играют факторы разума и эмоций. Человек может находиться в состоянии абстрактного сексуального голода, но если предоставится конкретная возможность удовлетворить этот голод, возникнет необходимость учитывать целый ряд эстетических, эмоциональных и идеалистических соображений.

Даже голодный человек не станет есть траву, и лишь совершенно развращенная и деморализованная личность будет рассматривать первого же попавшегося представителя противоположного пола в качестве возможного партнера.

Следовательно, прежде чем мы окажемся готовыми к половому акту, нам необходимо почувствовать эмоциональный и физический голод. Пока не возникнет это состояние совершенного голода, мы будем находиться в положении сытно пообедавшего человека, которого тошнит от одного лишь запаха пищи. И призыв к сексуальному контакту вызовет лишь отвращение.

Мне кажется, что скромность коренится именно в факторе активного неприятия секса вследствие отсутствия желания к совокуплению — мы инстинктивно избегаем возникновения сексуальных желаний, если не чувствуем потребности в этом.

Естественно, эти соображения не относятся к растленным натурам, скромность которых относится к скрытному типу, как бы отдавая должное форсмажорному обстоятельству — общественному мнению. Если же человек еще не развращен — он будет тяготеть к безыскусной демонстрации своего очарования перед объектом, внимание которого стремится привлечь, а в случае присутствия рядом более смелого ухажера, чье внимание нежелательно, неиспорченное существо будет стремиться замолчать, уйти в тень.

Фактически, сущность скромности заключается в избегании провоцирующего поведения при нежелании сексуальных контактов.

Именно в этом психические корни всех обычаев, касающихся необходимости избегать нежелательных авансов. Именно в этом содержится своего рода законодательное определение того, что есть недостойное и оскорбительное.

Безусловно, невозможно юридическим путем установить, что должны, и чего не должны делать люди у себя дома. Ни одна попытка применить санкции закона не приведет к появлению безвестных правдоискателей. И все же нам надо стремиться к тому, чтобы сексуальные стимулы не навязывались вниманию тех, кто не желает этой стимуляции.

Так что общество, безусловно, должно быть заинтересовано в запрете на общественную продажу и рекламу порнографической литературы, постановки пьес сомнительного содержания и уличную проституцию.

Случается, что молодые люди по мере взросления оказываются настолько развращены увиденным и услышанным, что полностью теряют способность самостоятельно управлять своими действиями, подобно алкоголикам. В таком-то состоянии они и становятся добычей сексуальных гарпий.

Я не сторонник цензуры печати, художественных выставок или частных театральных представлений, поскольку очень трудно определить, что является оправданным с художественной точки зрения. То, что кажется «шокирующим» для одного поколения, у представителей другого, возможно, вызовет лишь зевок скуки.

Точно так же нельзя ограничивать тесными рамками научные исследования, а также сообщение их результатов студентам. Но сведения эротического характера должны быть доступны лишь тем, кто имеет определенное намерение эти сведения получить — вне зависимости от того, является ли мотивация их стремления «хорошей» или «плохой» с общественной точки зрения. Эти сведения ни в коем случае нельзя насильно предлагать вниманию тех, кто не пытается их получить.

Исходя из этих предпосылок, я ратую за ограничение неконтролируемого публичного распространения навязываемых подобным образом идей, против любых видов рекламирования сексуального интереса или пропаганды безнравственности под любым соусом.

Вместе с тем, я не выступаю за законодательные попытки помешать удовлетворению подобных интересов частным образом. Во-первых, потому, что, не учтя все обстоятельства, очень сложно определить, что является законным, а что нет. Во-вторых, вследствие невозможности ввести в действие любое законодательство подобного рода без помощи шпиона или информатора, способных превратить свои услуги по установлению справедливости в побочный продукт своего главного ремесла — шантажа.

Закон уже защищает лиц, не достигших зрелости, от сексуальных притязаний, так что тот, кто, не желая того, все же получает сексуальное предложение, имеет полную возможность его отклонить. Если же предложение имело вид домогательства, содержащего в себе насильственные действия — насильник ощутит на себе всю суровость закона (если факт домогательства будет доказан, ведь в подобных ситуациях закон, вполне справедливо, требует показаний независимого свидетеля).

В этом смысле решение проблемы чистоты сексуальных отношений лежит не столько в изменении закона, сколько в более эффективном применении существующего законодательства, а это сопряжено с определенными трудностями, которые всегда возникают в случае ограниченности самого закона.

Публичность наших судебных заседаний может благотворно сказаться на вершении правосудия и дать сдерживающий эффект относительно определенных видов криминальных действий. Но среди них есть и такие, в которых преступник рассчитывает на то, что жертва откажется от публичного слушания дела. В этом случае мы определенно сталкиваемся с прямо противоположным результатом открытости судебного заседания. Единственно верным решением в таком случае окажется закрытый вариант заседания суда — даже если это лишит некоторые воскресные газеты лакомого кусочка.

Гласность может быть сохранена за счет публикации краткого отчета о слушании дела, без упоминания имен и способов идентификации преступника.

 

Глава 12
ПРОБЛЕМА МАСТУРБАЦИИ

 

Самоудовлетворение можно определить как искусственно вызываемую реакцию половых органов. Поэтому для правильного понимания и решения представленной проблемы необходимо взглянуть на нее спокойно и непредвзято.

Одни считают, что маструбация представляет собой смертельную опасность, — другие полагают, что это совершенно безвредно. Исходя из обширного опыта исследований случаев мастурбации, я прихожу к выводу, что ни одно из утверждений не является безоговорочно правильным.

Размер привносимого мастурбацией вреда зависит от интенсивности занятий ею. Но, несмотря на то, что каждый подверженный этому изнуряющему пороку не может считаться вполне здоровым психически и физически, мне неизвестны случаи затяжных физиологических реакций на самоудовлетворение.

После прекращения занятий мастурбацией восстановление происходит достаточно быстро. При условии понимания психологической подоплеки, совсем не сложно избавиться от этой привычки.

Мой опыт общения с пристрастившимися к мастурбации — а мне приходилось встречаться с ними очень часто — неизменно свидетельствует, что отсутствующий партнер по удовольствиям подменяется продуктами собственной фантазии — мыслеобразами.

Ключ к пониманию проблемы самоудовлетворения дает именно факт существования такой фантазии, ведь в случае отсутствия последней сам акт приносит чисто негативное удовлетворение и физическое облегчение, а следовательно, вскоре утрачивает свою притягательность, и у привычки появляется тенденция к прекращению.

Собственно физиологические реакции, возникающие в процессе самоудовлетворения, совершенно идентичны отмечаемым при нормальном половом акте. Разница присутствует в ментальном и эмоциональном аспектах и объясняется тем, что при подобных занятиях утрачивается высшее предназначение секса за счет исключительного культивирования самых низких его аспектов.

Если говорить о физических последствиях мастурбации, то они, во-первых, заключаются в преждевременном начале половой активности с вытекающим отсюда прекращением общего роста и развития.

Во-вторых вред от мастурбации заключается в чрезмерном занятии ею (сходство с побочными эффектами слишком частых нормальных половых актов).

И, наконец, так как в данном случае средства утоления похоти всегда под рукой и ничего не стоят — при возникновении привычки резко повышается вероятность возникновения сексуальной озабоченности.

Человек, имеющий солидный счет в банке, может позволить себе значительные траты, не боясь издержек. Но тот, доходы которого невелики, безрассудными тратами лишь разбазарит свои накопления.

Энергия, которую мы тратим на половой акт, черпается из общих энергоресурсов организма. Потратив слишком много, мы будем страдать от истощения, окажемся непригодными для работы и станем легкой добычей для разных болезней. К супружеской жизни это относится не в меньшей степени, чем к временным союзам или самоудовлетворению.

С другой стороны, при прекращении сексуальных эксцессов системы организма быстро восстанавливаются — именно по этой причине в случае возникновения сексуальных проблем некоторые врачи без колебаний предлагают мастурбацию в качестве «лекарства».

Но приходится признать наличие определенных последствий и в случае мастурбирования в зрелом возрасте, заключающихся в образовании жестких реактивных паттернов, что делает невозможным другие формы сексуального выражения, и человек оказываются неспособным к супружеству.

Эта опасность не столь серьезна для женщины (поскольку она, являясь пассивным партнером, в течение нескольких месяцев нормальной супружеской жизни может постепенно приобрести новые реактивные привычки), но если патологический паттерн приобретается активным партнером — мужчиной, — то последний вскоре обнаружит неспособность реагировать на нормальные стимулы, а значит, будет не способен выполнять свои функции. Для мужчины окажется невозможным приобрести с помощью опыта новую реактивную привычку, поскольку для него начать все сначала невозможно.

Поэтому я считаю, что мужская мастурбация являет собой проблему гораздо более серьезную, чем женская. Кроме того, частые занятия самоудовлетворением делают для обоих полов невозможным получение нормального сексуального удовольствия, что в свою очередь может привести к практике перверсий.

Практически каждый младенец играет со своими гениталиями, но невероятно велико различие между ребенком — который экспериментирует с неопределенным и неразвитым ощущением, значение которого ему пока недоступно — и убежденно мастурбирующим взрослым, для которого эта форма самоудовлетворения превратилась в устойчивую привычку, делающую невозможными нормальные сексуальные отношения.

Дурные привычки такого рода необычайно распространены среди детей постарше и подростков, и несмотря на это очевидно, что после прекращения занятий ими, все это не оставляет каких-либо последствий (при условии, что они не превращаются в эксцессы и не продолжаются во взрослом состоянии).

Величайшей ошибкой будет попытка напугать ребенка рассказом о страшных заболеваниях, которые могут последовать в результате этой дурной привычки для того, чтобы он отказался от нее. Прежде всего, это некорректно, и кроме того, это фиксирует мысли на проблеме, которую нужно разрешить и которую лучше решать, думая о чем-либо другом и сменив круг интересов.

В главе о сексуальном просвещении я уже рассказывала о предпочтительной линии поведения в таком случае. В сочетании с разумным вниманием к вопросам гигиены и режима дня и рассказами о методах контроля сексуальных побуждений, приведенными в предыдущих главах, эту проблему возможно разрешить.

Но никогда, ни по какому поводу не угрожайте ребенку пожизненной инвалидностью в результате его действий (даже если вам кажется, что такое и в самом деле может случиться), поскольку возникающее при этом самовнушение страха имеет гораздо более разрушительные последствия и может даже привести к ипохондрии и половому бессилию.

Я никому не могу посоветовать пользоваться мастурбацией в качестве терапевтического средства, хотя я знаю, что даже квалифицированными медиками это иногда рекомендуется в качестве переходного средства на трудном пути от развращенности к сдержанности (в случаях, когда изменение внутреннего статуса вызывает серьезные сексуальные проблемы).

Есть лекарства, понижающие сексуальное напряжение, и думаю, что их использование предпочтительнее приобретения скверной привычки, ибо в последнем случае происходящее описывается пословицей «Из огня, да в полымя».

Это приблизительно то же самое, что использовать лекарства, вызывающие привыкание — во время острого приступа болезни они могут помочь преодолеть кризис, но при регулярном приеме способны сами вызвать заболевание.

Другой часто предлагаемый выход — пользоваться услугами профессиональных проституток, этих жертв общества, — представляет собой курс лечения, рискованный с точки зрения здоровья и репутации и неприемлемый с позиции человеческого достоинства.

Рекомендованный в этой книге метод контроля мыслей окажется результативным в девяти случаях из десяти (независимо от того, будут ли это случаи обычного сексуального влечения или привычки к мастурбации), если пользоваться им настойчиво и разумно.

 

Глава 13
ИЗВРАЩЕННЫЕ ФОРМЫ СЕКСУАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ

 

Давайте определимся: нормальными формами сексуальных отношений являются те, которые ведут к появлению потомства. Прежде всего, именно это является целью Природы, и если мы делаем нечто противное ей, значит, мы искажаем эту цель.

Ненормальные формы сексуальной активности, или перверсии, не столь редки, как могут подумать люди, не занимавшиеся специальным изучением этого вопроса, — вот почему в книге появилась эта глава. Безусловно, маструбация является ненормальной формой сексуальности, а следовательно, перверсией; однако еще одной наиболее распространенной формой является гомосексуализм, случаи которого в последние годы весьма участились.

Но остается десятый случай, в котором требуется особое внимание. Здесь необходимо показаться специалисту, чтобы убедиться, нет ли у проблемы какой-либо физиологической причины, а лечение под наблюдением врача может привести к большому облегчению и значительно упростить проблему самоконтроля.

Фактически, любой случай сексуальных эксцессов, спровоцировавших состояние неврастении или истощения, нуждается в медицинской помощи, так как последняя поможет восстановить расстроенную нервную систему и улучшить общее состояние здоровья. Гораздо легче справиться с проблемой обучения самоконтролю в условиях нормального самочувствия, чем когда нервы похожи на натянутые струны и мучает бессонница.

И все же к вмешательству со стороны даже хорошего врача следует прибегать лишь в качестве средства преодоления кризисного периода. Не стоит превращать лекарства в часть рациона. Поскольку проблемы, связанные с сексом, сопровождают нас от подросткового возраста до глубокой старости, необходимо учиться самостоятельному их разрешению средствами разумного самоконтроля.

Пузырек с лекарством на ночном столике чтобы защититься от своих влечений? Это не лучший выход.

Гомосексуализм — это обращение сексуальных реакций на представителя своего пола.

В такой, как эта, книге, рассчитанной на неподготовленного читателя, нет смысла останавливаться на детальном описании всех видов извращений, поскольку подобные сведения нередко подталкивают читателя испытать именно то, против чего издание предостерегает (в этом читатель ведет себя, подобно жене Синей Бороды, которая не может устоять перед искушением проникнуть в запретную комнату). Достаточно знать, что сексуальный инстинкт иногда подвержен подобным деформациям, с тем, чтобы, встретившись с такими деформациями, различать и понимать их.

При гомосексуальности любовь оказывается направленной на объект своего пола, в отличие от нормального влечения к противоположному полу. Эта любовь может проявляться физически, а может и нет — ведь не каждый человек с гомосексуальными побуждениями опускается до практикования неестественного порока. Он (она) может держать в себе проявление этих чувств, подобно человеку, который любит того, с кем ему не суждено сочетаться браком. Некоторые из лучших мировых творений, в особенности в области искусства, были созданы темы, для кого не существовало нормального выхода чувств.

Если стремиться понять гомосексуалиста и помочь ему, то необходимо четко осознать, что для него его собственные чувства являются чистыми и естественными, тогда как нормальные проявления любви его нисколько не привлекают и не удовлетворяют. Однако вместе с тем он находится в положении человека, неспособного предложить брачные отношения объекту своей страсти, а предложение любви на подобных условиях будет расценено как бесчестье и принесет с собой лишь страдания. Следовательно, гомосексуалист, подобно больному туберкулезом, самой природой своего несчастья вынужден отказывать себе в удовлетворении своих чувств.

Некоторые школы психологии склоняются к тому, что гомосексуалист представляет собой третий, промежуточный пол, так что его точку зрения следует воспринимать, как нормальную; однако любой, кто изучал сам предмет этого извращения, кто видел результаты воздействия этого неестественного порока на нервную систему, безошибочно увидит, что это состояние болезненно и вредно. Более того — оно заразно, поскольку, в отличие от мастурбирующего, гомосексуалист нуждается в партнере для собственных утех, а потому находится в постоянном поиске тех, кого можно обратить в свою веру.

И поскольку приобрести привычку к занятиям этим противоестественным пороком гораздо легче, чем избавиться от нее, необходимо с максимальной серьезностью подходить к любой пропаганде гомосексуализма в любом человеческом коллективе.

Я была свидетельницей того, как целая волна этого порока захлестнула одно из женских общежитий; многие невротики могут проследить начало своих проблем, вспомнив подобные случаи, которые происходили еще в школе. Опытные школьные наставники знают, чего остерегаться, так что за обнаружением немедленно следует исключение из школы — однако домохозяйки информированы о своих чадах гораздо меньше. А им следует знать, что если двое детей одного пола играют в «дочки-матери», сопровождая это поцелуями и ласками («как у взрослых»), имитируя силу чувств и ревности, как при сильной и страстной любовной связи — это достаточно опасные игры.

Существует и два других типа деформации природы любви; их также следует понимать, чтобы распознавать. Хотя они не столь распространены, как описанные выше типы, но все же причиняют немало неприятностей и непонимания, ибо часто даже практикующий эти извращения не подозревает об этом. Это — садизм и мазохизм, названные так по именам двух писателей, положивших эти формы любви в основу своих романов.

В случае садизма с идеей любви ассоциируется мысль о жестокости; это часто приводит к убийству, либо к неестественному удовлетворению страсти в семейной жизни, иногда выплывающему на поверхность во время слушания в суде дел о разводе. А при мазохизме основная идея заключается в причинении страдания себе; в этом часто коренится болезненная ревность.

Психологические причины садизма и мазохизма неясны, как, впрочем, и их излечение. Однако необходимо понимать их природу по двум причинам: во-первых, потому, что метод общения с людьми, имеющими эти ненормальные побуждения, весьма отличается от способа общения, рекомендованного в отношении людей, испорченных намеренно.

Человек может получить первый сигнал наличия одного из подобных импульсов в себе, обнаружив, что в момент эмоционального возбуждения он подчинился этому импульсу, — тогда, возвратившись к сознательному восприятию, человек ошеломлен и напуган содеянным. Нередко осознания природы своей слабости оказывается достаточно, чтобы никогда не позволить ей больше одержать верх над собой.

А если пострадавшая сторона поймет, что он (она) имеет дело не со случаем морального правонарушения, а скорее с патологическим импульсом (наподобие того, который вызывает у человека головокружение и приводит к падению с лестницы), то место ужаса, ненависти или отвращения займет сострадание — и будет спасена душа, которая в противном случае была бы низвергнута в темную бездну социального остракизма.

Во-вторых, истории, рассказанные жертвами садистов, звучат столь дико, что этому часто не верят, относя рассказ на счет истерики; однако крайне трудно вообразить предел того, что может совершить настоящий садист. Тот факт, что мужчина или женщина нормальны и добры в прочих жизненных ситуациях, еще не может служить основанием, чтобы не считать их садистами.

В наше время, когда женщины часто входят в состав суда присяжных, им придется часто выносить приговор содеянному садистом; поэтому им необходимо понимать те вещи, от которых они были ограждены ранее (именно поэтому возникло одно из наиболее интересных оппозиционных течений против эмансипации и гражданского равноправия женщин).

Однако проблемы секса будет возможно решить лишь тогда, когда для этого мужчины и женщины объединят свои усилия. Женский стандарт чистоты отношений делает саму женщину тверже в нетерпимости к греху, тогда как ее чувство сострадания заставляет ее стремиться спасти грешника; таким образом, оберегая общество, женщина пытается скорее излечить преступника, чем наказать его.

 

Глава 14
МУДРОСТЬ В ЛЮБВИ

 

Сегодня, когда социальные контакты между полами происходят совершенно свободно, нам необходимо четкое понимание той демаркационной линии, которая отделяет дружбу от любви. В наши дни девочки вроде Бекки Шарп вынуждены «быть мамами самим себе»; под влиянием требующих своего инстинктов и при отсутствии знания или опыта, которые служили бы ограничителем, мудрость иногда приобретается ценой страданий, если не худшего. Молодые люди думают о любви как о эмоции, не осознавая, что это страсть, до тех пор, пока она не поглощает их совершенно, так что все разумные доводы отбрасываются прочь. Теперь ухаживанием считаются шуточки и заигрывания, а барьер скромности, внезапного разрушения которого следовало бы остерегаться, постепенно изнашивается под влиянием нарастающей фамильярности отношений. К этой смеси вседозволенности и невежества добавьте пару коктейлей — и гремучая смесь готова.

Появление сексуальных чувств в отношениях всегда можно определить по двум признакам: желанию прикоснуться и стремлению к исключительному владению. Дружба сохраняет свою целостность и находится в безопасности, если она свободна от каких бы то ни было порывов приласкать или приревновать, однако стоит появится хотя бы одному из перечисленных признаков — и тому, кто не хочет привести эту дружбу к конечной станции под названием «брак», необходимо четко обозначить свою позицию, а при необходимости — прекратить дружбу до появления более глубоких чувств.

В вопросах сексуальных отношений существует совершенно справедливая максима, которая гласит: «Если ты предпринимаешь первый шаг, то тебе придется предпринять и последний», и лишь только фамильярности позволяется пересечь границы, лишь только растает лед скромности, — как прыжок к неконтролируемым эмоциям станет лишь вопросом времени.

Приходит черед страстей, так что принципы отбрасываются. Играть в секс — значит играть с огнем; однако огонь, безопасно горящий в надлежащем месте, как согревающий дом очаг, скорее всего вызовет опасное возгорание, если будет бездумно разложен где попало.

Молодые люди, лишь едва пробуждающиеся к взрослой жизни, еще не имеют представления об ослепительной опасности всепожирающего пламени; они не представляют, насколько быстро приятная искорка на первый взгляд безвредного флирта может вдруг вспыхнуть бесконтрольным пожаром.

Наибольшей защитой в этом случае может стать ощущение святости любви, понимания, что секс не является игрушкой и должен оберегаться как нечто священное. Девушки должны понимать, что когда доходит до любви, мужская точка зрения разделяет женщин на два класса: потенциальных жен и потенциальных любовниц; при этом мужчина никогда не перепутает оба этих класса и, единожды отнеся девушку к одному из них, никогда не станет считать ее принадлежащей к другому.

Порядочный человек никогда не станет заниматься любовью с женщиной, если он не намерен взять ее в жены; точно так же порядочная женщина никогда не будет поощрять намерения мужчины, если она не готова рассматривать его в качестве возможного мужа. Как сказал один из ковбоев о героине замечательного фильма «The Virginian»: «Честная женщина никогда не возьмет подарка от мужчины, если не хочет принадлежать ему».

Незначительные подарки, такие, как конфеты, цветы, мелкие сувениры являются частью принятых социальных отношений и, как правило, не имеют особого значения; но если предлагается подарок, имеющий значительную стоимость, то необходимо отдавать себе отчет в том, что это по сути «оплата вперед» и что принять такой подарок — значит позволить дарителю надеяться, что не за горами «поставка оплаченного товара».

Мужчина, который ухаживает за женщиной в надежде, что она станет его женой, желает чтобы не только она воспринимала его — он также желает, чтобы его воспринимала и ее семья и чтобы его семья также воспринимала его избранницу.

С другой стороны, мужчина, который лишь забавляется с девушкой, беспокоится, чтобы эта его связь не стала известна ни одной из семей. Наблюдая, насколько открыт мужчина в своих намерениях, женщина может составить вполне точное мнение о том, честны его намерения, или нет.

Не хочу, чтобы считали, будто я порицаю чистую и цельную, полезную для обоих дружбу юноши и девушки или мужчины и женщины. Я хочу произнести лишь слова предупреждения в отношении постепенного соскальзывания от дружбы к интимности, что является началом сексуальных отношений, т.е. возможности того, о чем не подозревают ни невежество, ни невинность.

Меня поразило, насколько часто в послевоенное время образованные девушки начали «выезжать на уикэнды», свято веря в то, что находятся в безопасности, поскольку им известно все о противозачаточных средствах. Они чувствовали бы себя в гораздо меньшей безопасности, если бы знали об этих приспособлениях то, что знают их создатели. Единственное, в чем можно быть уверенным по поводу контрацептивов — так это в их ненадежности.

Противозачаточное средство должно предохранять от некоего микроскопического, невероятно активного и удивительно жизнеспособного существа; поэтому правильное применение подобных средств требует большой осторожности. Кроме того, хотя противозачаточные средства и уменьшает вероятность зачатия, они никогда полностью не исключают последнее.

Обычно уверяют, что при правильном использовании контрацептив дает девяностопроцентную гарантию безопасности. Однако всегда остаются десять процентов, по поводу которых никто ничего не обещает; однако в этом случае защищает лишь сама удача, хотя питчер, часто атакующий ворота, в конце концов успешно заканчивает одну из атак. Так что девушка, полностью доверившая свою репутацию контрацептивам, рано или поздно будет «поймана на горячем».

Некоторые всезнающие невежды полагают, что в случае неудачи с контрацептивами у них остается еще один шанс — аборт. Сейчас аборт считается намеренным прекращением беременности, и уголовное законодательство предусматривает суровое наказание за это. Ведь это, по существу, убийство нерожденного ребенка, с момента зачатия являющегося живым существом, несмотря на то, что он еще не в состоянии жить отдельно от матери. Да и сама мать, подвергнувшись аборту, навлекает на себя больший риск, чем при нормальных родах в положенные сроки, когда во всех тканях, которые должны отделиться, уже произошли соответствующие изменения и отделение происходит легко.

Во время искусственно вызванных родов эти ткани насильно вырываются изнутри, при этом их фрагменты могут остаться прикрепленными к cтенке матки; отмирая внутри, эти тканевые фрагменты начинают разлагаться, угрожая заражением крови.

Если вследствие действий двоих в путешествие отправляется живая душа (хотя бы ее появления и не желали) то единственное, что можно сделать по закону Божьему и человеческому — это, встав плечом к плечу, разделить возникшую ответственность и сделать для этого ребенка все, что можно. Если это будет сделано хорошо и благородно, то результат намного превзойдут первоначальный ужас.

Течение времени обладает замечательной способностью решать проблемы, которые в данный момент кажутся непреодолимыми, поэтому со временем проходят самые жестокие штормы. Наилучший способ разрешить проблему незаконнорожденного ребенка — признать ошибку и взять этот груз на плечи. Каждый уважает смелые попытки исправления совершенных ошибок, так что в подобных обстоятельствах больше рук протянется для того, чтобы помочь, а не бросить камень.

Существует много общественных организаций, оказывающих помощь в подобной ситуации; кроме того, происшедшим лучше всего поделиться с семейным врачом или любым другим авторитетным и квалифицированным медицинским работником. Он подскажет, где можно получить необходимую помощь, и в какие организации лучше всего обратиться, поскольку по роду своей деятельности он привык решать подобные вопросы; кроме того, его профессиональная этика требует от него сохранения тайны и честности.

Но НЕ СЛЕДУЕТ обращаться к неквалифицированному практикующему самоучке, или к медицинской сестре, которая, соглашаясь взяться за это без помощи врача, нарушает правила своей профессии. Ни один уважающий себя человек не станет рисковать своей репутацией профессионала и жизнью пациента в подобной ситуации. Лишь отрыжки профессии врача и медсестры согласятся на это, а в случае подобного кризиса их руки будут не самыми безопасными из тех, в какие стоит вверять себя.

Если уяснить себе, сколь замечателен механизм появления жизни, одновременно понимаешь, насколько нелегко привести его в движение. Никогда не следует забывать, что большинство случаев даже нормального деторождения причиняют серьезные страдания, что любая аномалия этого процесса вызывает опасность серьезного риска и хирургического вмешательства.

Самая незначительная грязь может привести к заражению крови; часто возникают кровотечения, остановить которые бывает очень трудно; в случае затягивания родовой деятельности сердце может не выдержать напряжения и остановиться.

Из этого видно, какому ужасному испытанию подвергает мужчина женщину, когда просит ее рискнуть рожать, если в это время он не в состоянии обеспечить ее необходимой помощью и поддержкой. Истинная любовь не просит об этом; если любовь выдвигает подобные требования, значит, корни ее гнездятся в чувственности и эгоизме.

Что можно сказать мужчине или женщине, которые лишь на собственном опыте научились распознавать, что есть зло? Может ли душа воспрянуть, подобно фениксу из пепла прошлого, или существует то, что оставляет на ней неизгладимые шрамы? Я видела великое множество мужчин и женщин, сумевших подняться с самого дна; и я всегда замечала, что при наличии достаточной смелости любую ошибку можно исправить.

Совершая ошибки, мы по крайней мере должны быть готовы заплатить за это. Поэтому, честно повернувшись лицом к проблеме, с открытым забралом встречая последствия наших ошибок и платя по счетам без стонов возмущения, мы делаем добро, причем не только для себя или перед Богом, но и в глазах наших соплеменников.

По сути, мир гораздо добрее, чем он кажется; люди уважают смелые попытки исправить ошибки прошлого, сколь бы тяжелы эти ошибки ни были, и в этом случае многие протянут руку помощи. Те же, кто презрительно тычет пальцем, недостойны даже презрения, и камни, которые они бросают в пытающуюся подняться на ноги душу, как правило, возвращаются к ним же.

Честное признание ошибки и четкое стремление к творению добра в сочетании с уважением к другим — и однажды, отправляясь в последний путь, чтобы увидеться с Отцом нашим, мы обнаружим великий поток, движущийся в направлении Бога.

Люди могут говорить, что не верят в молитву, поскольку однажды они молились, чтобы погода во время пикника была хорошая, но ничего не получилось; однако существует много других молитв — и вопль о духовной помощи, который испускает душа, признающая свои ошибки и сражающаяся на пределе своих сил, приносит просто поразительные результаты.

Одним из наиболее глубоко укоренившихся в душе инстинктов является признание в грехе, как первая стадия на пути к исправлению. Этот инстинкт есть основа здравой психологии повиноваться. Даже в тех вероисповеданиях, где не признается систематическое использование молитвы, как правило, возможно найти мудрого, доброго и духовно настроенного наставника, который поможет нести эту ношу.

Но давайте вспомним по случаю, что покаяние означает возвращение вспять, отслеживание того пути, который увел в сторону без повторного переживания случившихся невзгод. Более того, давайте отделим от истинного покаяния жалость к себе, возникающую, когда человек приходит к неотвратимому открытию: расплатой за грехи является смерть.

Я не верю, что Бог любит нытиков, какими бы жалкими они не были; но тот мужчина или та женщина, которые, несмотря на случившееся в их жизни зло, гордо выпрямляются и несгибаемо идут по раскаленным углям, пока вновь не вернутся к узкой, малозаметной тропинке правильной жизни, обязательно смогут изменить свое прошлое, каким бы плохим оно ни было.

«И когда был он уже далеко, увидел его Отец его, и поспешил к нему». Направляясь к Богу, мы встречаем Его гораздо раньше, чем ожидали.

Наилучшее отношение к печальному опыту высказал Киплинг в своих словах о разрушительной войне: «Нам преподали имперский урок. Что ж, это сделает нас империей!»

В любви есть нечто настолько большее, чем желание быть любимым; точно так же и в сексе есть нечто настолько большее, чем физическая страсть, что непрочному союзу никогда не удастся принести глубокое и продолжительное удовлетворение. Лучше оставить это в покое, пока не появится возможность испытать любовь во всей ее полноте и красоте.

Может ли быть этот путь печальным и одиноким? Он может быть совершенно иным. Пусть любовь предложит себя в качестве добровольной жертвы низшего «Я» высшему — и окажется, что вместе с ней придут не только мир, но и сила.

Древние маги всегда вызывали своих богов с помощью жертвы; точно так же, с помощью жертвы мы вызываем высшие силы нашей души. Отложенная в сторону любовь может принести горечь сожаления, но любовь, возложенная на алтарь благородной жизни, превратится в свет, каковым и является жизнь.

Однако сила, чтобы принести подобную жертвы, как правило, не обнаруживается в час испытаний, когда эмоции накалены до предела. Эта способность обнаруживается не в экстатическом эмоциональном порыве, а посредством спокойной привычки разума в одной из черт характера — целостности натуры.

Пусть каждый мужчина живет так, чтобы в случае, когда его неожиданно призовут, подобно Св. Иосифу, позаботится о Непорочной Деве-Матери, она могла бы спокойно положиться на его защиту, не допуская и тени сомнения; и пусть каждая женщина живет так, чтобы самая благородная душа стремилась к перевоплощению посредством ее тела и без сожалений приходила в этот мир.


назадк оглавлению